Жить ради детей

жить ради детей

Есть мнение, что жить ради детей – неблагодарное дело, что жить надо для себя.

 

А разве жить для детей, это не для себя?

 

И все-таки, вопрос в том,  смотря как для них жить.

 

Нам так хочется, что наши дети были счастливыми.  Хочется уберечь любимое чадо от ошибок, оградить от трудностей.

Случается, что родители изо всех сил стараются направлять жизнь детей в конкретное русло. Им хочется воплотить в жизни детей их собственные несбывшиеся надежды и мечты.

Вспомним слова из старой песни «Я люблю тебя, жизнь» К. Ваншенкина и Э.Колмановского:

И вершина любви – это чудо великое дети. Вновь мы с ними пройдем детство, юность, вокзалы, причалы…

Пройти вместе с ними – да, но прожить жизнь за них все равно не получится. Как бы нам не хотелось, чтобы наши дети, впитав всю мудрость нашего жизненного опыта, прошли свою судьбу, не споткнувшись, так не бывает. У них свой экзамен в этом мире, свой судьбинский водоворот.

Ничего слишком. История из жизни

Анна Егоровна проснулась рано утром. Она лежала в своей комнате одна. За стенкой проснулся сын и тихо собирался на работу. Она слышала его тихие шаги в коридоре, звук кухонной посуды. Потом шорох одежды в прихожей, тихий разговор сына с невесткой, и  вот хлопнула входная дверь.

«Ушел и даже не заглянул, жива ли мать » – подумала Анна Егоровна: «А ведь когда-то он был другой. Он меня любил больше всех на свете».

*

Для человека после инсульта, тяжелого инвалида прикованного к постели, время течет очень медленно. Глубокая депрессия раздавила вкус жизни, одно занятие – думать и вспоминать прошлое.

Анна Егоровна уже два года лежала, не вставая, и упивалась воспоминаниями.

Десять лет назад внезапно умер ее муж, тихо ушел в одночасье. Он и жизнь прожил тихо рядом с ней, не принес ни страданий, ни радости. Она его никогда не любила, вышла замуж, чтобы не остаться старой девой.

Анна Егоровна даже не планировала второй брак. Вся ее жизнь, все старания и заботы были направлены на сына. Его она любила сумасшедшей любовью.

Она работала начальником большого отдела и, когда приходила на работу в дурном настроении, сотрудницы за глаза язвили: «Павлик получил четверку, держись, девки, сейчас разнос будет».

Павел был единственным долгожданным ребенком. Она боролась за его жизнь с самого рождения. Он родился семимесячным с воспалением легких. Врачи напугали, что такие не выживают. Она выходила его, отдавая ему дни и ночи.

Сын вырос здоровым, высоким красавцем, окончил престижный вуз, работал преподавателем на кафедре, заочно учился в аспирантуре.

Анна Егоровна им очень гордилась, потому что об этом она мечтала, когда Павлик был еще совсем маленьким. Она была довольна собой, потому что приложила для этого немало сил.

Однако, Павлу его работа не нравилась. Он был разочарован. Ему было неприятно вещать перед аудиторией, из которой то, что он рассказывал, было интересно единицам.

Перспективы научного роста его совсем не манили. Вокруг этого на кафедре было столько мерзких интриг, поэтому все это ему казалось бессмысленной мышиной возней вокруг регалий. Он чувствовал, что это не его призвание и не его место.

Однажды Павел вдруг понял, что виной всему была его собственная безынициативность с детства. Он сам никогда ничего не хотел, жил под руководством маминых идей и планов.

Он всегда был послушным ребенком, он привык уступать матери. Когда-то он попробовал ей возразить и сделать по-своему, кончилось все ужасно. У Анны Егоровны случился сердечный приступ, ее увезла скорая, она месяц провалялась в больнице. С тех пор он боялся ее огорчать, потому что любил.

На втором курсе у него появилась девушка. Анна Егоровна сразу оценила ее как настоящую хищницу и сделала все, чтобы сия особа оставила ее сына в покое.

Девица через три года вдруг появилась снова и заявила, что у нее растет сын от Павла. Она была из неблагополучной семьи, ей было некому помочь, поэтому она попросила о помощи.

Павел растрогался, растревожился, похоже, что он был рад этому, но Анна Егоровна приняла удар на себя. Она тайком от сына встретилась с девушкой, строго побеседовала с ней, и та больше не напоминала о себе.

Прошел год. Все складывалось замечательно. Анна Егоровна с удовольствием потирала руки и готовила сына к знакомству с девушкой из приличной семьи, которую она ему присмотрела. А он все время откладывал встречу, потому что вечно был занят на работе.

В один прекрасный день сотрудница на работе спросила у нее: «Что-то я пропустила, когда твой сын женился, видела его с женой и сыном. Очень милая семейка. Поздравляю!».

Анна Егоровна побледнела.

– Да нет, он не женат. Наверное, эта была наша дальняя родственница с ребенком! – быстро придумала она.

– Да ну? Они же целовались.

– Да, ты просто обозналась, это был не он.

Такого удара в спину Анна Егоровна не ожидала. Она почувствовала, как сильно защемило сердце. Горькие мысли чуть не сбили ее с ног: «Вот оказывается, почему Пашка не спешит знакомиться. И задерживается допоздна он не на работе, а навещает эту девицу. Смерти моей хотите – не дождетесь!»

Вечером Анна Егоровна нервно ходила по комнате и в мыслях разговаривала с сыном о том, как она ночей не спала, когда он маленький болел, что она посвятила ему свою жизнь, что эта девица, типичная хищница, просто обманывает его.

Павел пришел поздно, уставший, молча, выслушал ее гневную речь, а потом тихо сказал: «Мама, давай вернемся к этому вопросу завтра, сегодня я так устал,» – и удалился спать.

Анна Егоровна не спала всю ночь и плакала. Она не могла подумать, что когда-нибудь доживет до этого.

Вечером следующего дня Анна Егоровна опять вышагивала по комнате и мысленно вела беседу с сыном. Вдруг она услышала, что открылась входная дверь.

В прихожей стоял Павел с «хищницей» и мальчиком лет пяти.

Молодая женщина держала в руках букет цветов и улыбалась, и так же солнечно улыбался мальчишка, которого Павел крепко держал за руку.

Анна Егоровна остолбенела.

– Мама, мы сегодня расписались. Это моя жена, а это мой сын. Мы уже сняли квартиру, – очень уверенно выпалил Павел.

– Ты бросаешь меня больную из-за этой? Пошутили и будет! Они сейчас немедленно уйдут, а ты останешься.

– Ну, ты же не захочешь, чтобы мы жили у нас?

– Никогда этого не будет, слышишь, никогда!– прокричала Анна Егоровна и вдруг почувствовала дикую головную боль. Она тут же потеряла сознание.

*

Через месяц Анну Егоровну выписали домой тяжелым инвалидом.

Она еле говорила и совсем не вставала. Ей наняли сиделку, от помощи невестки она категорически отказывалась.

Она очень медленно восстанавливалась, стала говорить, но ходить принципиально не хотела.

Всем кто ее навещал, она сразу же начинала возбужденно рассказывать про неблагодарного сына и гадкую невестку, поэтому скоро посетителей не стало совсем. Иногда заходила пожилая соседка, терапевт на пенсии, терпеливо выслушивала ее жалобы, а потом пыталась разговорить больную на позитивные темы, но ей это далеко не всегда удавалось.

Павел ушел из института и занялся бизнесом, конечно, матери об этом он ничего не сказал. Он часто уезжал в командировки, но с мамой обязательно общался как минимум три раза в день.

Рядом с ее подушкой всегда лежал мобильник, это был самый дорогой для нее предмет. Павел мало рассказывал о своих делах, но очень интересовался тем, как она спала, что кушала, как ее самочувствие. Ей это было очень приятно.

Каждый раз, когда он возвращался из поездки и входил в квартиру, Анна Егоровна получала порцию негатива, когда слышала, как Павел воркует с женой и сыном. Когда он потом заходил к ней в комнату, она капризно произносила:

 – Конечно, к матери можно и не спешить. Спасибо, что вообще вспомнил и зашел. Чужие люди для тебя стали роднее. А я должна лежать как бревно всеми забытая.

– Мама, ну почему ты не хочешь, чтобы Надя за тобой ухаживала? Она бы могла это делать не хуже сиделки. А еще врач сказал, что тебе надо разрабатывать ноги и снова учиться ходить, только нельзя терять время. Надя с удовольствием тебя будет поддерживать. И Алешка с другой стороны. Почему ты отказываешься?

– Ты так ничего и не понял, уходи, неблагодарный!

*

Однажды Анна Егоровна услышала, как внук в прихожей с кем-то разговаривал по телефону и крикнул: «Мама, кем папа работает?»

– Он частный предприниматель, занимается торговлей, – крикнула Надя с кухни.

– Ага, папа – частный предприниматель, занимается торговлей, – тут же четко повторил внук.

– Вот так новости!– изумилась Анна Егоровна и тихо заплакала.

Вечером, когда Павел зашел к ней, она внезапно его спросила:

– Так чем же ты торгуешь?

– Да всем чем придется, – спокойно ответил Павел.

– И ты так спокойно мне об этом говоришь, мне, которая жизнь отдала, чтобы ты выучился и стал человеком?

– Время такое, мама, да и семью надо кормить.

– Как же я была права, из-за этой шалавы все беды.

– Мама, извини, но ты несправедлива к Наде. И мне никогда не нравилось учить лентяев, которые не хотят учиться. Мне нравится эта живая работа. К тому же она дает достаток моей семье.

– Ты все врешь, или ты хочешь сказать, что я зря свою жизнь прожила?

– Мама, я скоро буду состоятельным человеком. И я хочу заниматься тем, чем мне нравится.

– Уходи, неблагодарный.

Павел, вздохнув, ушел. Она слышала, как он что-то грустно рассказывал жене на кухне и подумала:

– Обсуждает меня с этой…

*

Павлу было очень тяжело. Он всю жизнь любил мать. В детстве она была его лучшим другом. Она всегда его понимала. Он доверял ей во всем. Он знал, что он для нее – самое главное в жизни.

Теперь Павел часто думал о том, что все могло быть иначе, если бы мама вышла второй раз замуж и любила еще кого-то. Возможно, что сейчас все были бы счастливы.

Он советовался по поводу его нынешних отношений с матерью с ее психиатром. Тот спокойно прокомментировал ситуацию: «Знаете, еще древние говорили, что хорошо, когда ничего слишком. Ваша мама всегда была слишком зациклена на своих материнских чувствах, которые при определенных обстоятельствах перешли грань и стали материнской ревностью, материнским эгоизмом. А теперь, когда она так тяжело больна, ее комплекс только усугубился. Старайтесь не огорчать ее, обходите острые углы, а там как получится. Терпите, дорогой, это ваш крест».

*

Через несколько дней после беседы с сыном о его новой работе Анна Егоровна тихо умерла. На душе у Павла навсегда повисла тяжесть от последних лет ее жизни. Он до сих пор с большой грустью вспоминает о матери.

*

© 2013,Таисия Февронина. Все права защищены.